Известный детский поэт. Самый издаваемый в СССР омский литератор.

 

Известный российских поэт, член Союза писателей СССР, заслуженный работник культуры РСФСР. Приобрел всесоюзную известность, как автор детских стихов, вошедших в буквари и школьные хрестоматии. Только про жизни Т. Белозерова вышли 54 книги его стихов и прозы в издательствах Омска, Москвы, Новосибирска, Алма-Аты, Перми, Свердловска,  общим тиражом более 13 миллионов экземпляров. Уроженец Курганской области, выпускник Омского речного училища, жил и работал в Омске.

Около двадцати лет проработал литературным консультантом в газете «Омская правда». В течение многих лет он член бюро Омской писательской организации.

Поэт, мечтатель, философ Тимофей Белозеров

Как невозможно представить омскую литературу без имен Л.Мартынова, П.Драверта, А.Сорокина, П.Васильева, так невозможно представить ее без имени Тимофея Максимовича Белозерова (1929-1986). Он прожил 56 лет и издал 69 книг общим тиражом 16 миллионов экземпляров. Наверное, не найдется в нашей стране библиотеки, где бы на полках не стояли его книги о сказочном Лесном Плакунчике, о прекрасной сибирской природе. Несколько поколений читателей выросло на белозеровских книгах. Он жил в Омске, но его знала вся страна.
Омский поэт Владимир Макаров так писал о своем друге: «Всему живому – людям, соснам, ягоде морошке, бородатому глухарю, пашне, реке в разливе – нужна красота, нужна поэзия, и поэтому она, жизнь, возьмет порою и расщедрится – родит поэта. И тогда уж не пожелает для него самого сокровенного своего: и подснежники – его, и куличок на отмели – его, и деды-фронтовики – это его деды… Однажды в сибирской деревне родился мальчик, назвали его Тимой. Потом, через годы, жизнь избрала его – Тимофея Белозерова – в поэты…».
А вот что написал о Тимофее Белозерове поэт Владимир Балачан:

Вся жизнь прошла –
В один рассвет.
Весь путь пролег –
Одной сторонкой.
Свой век прошел – прожил поэт
С душой и совестью ребенка.
Прошелестел, как ветерок…
Расцвел в росинке
Яркий лучик…
Придет на тихий бугорок
Седой, как лунь,
Лесной Плакунчик.
Покуда дети будут петь,
Играть в лапту,
Учиться в школе,
Он будет день и год сидеть,
А может – век…
А может – боле…

Актриса Омского Театра юного зрителя Татьяна Викторовна Мельня как-то призналась: «… мою судьбу определил известный омский поэт Тимофей Белозеров. В детском саду он выбрал меня на роль в одной из своих сказок…». Наверное, можно привести еще немало высказываний, подчеркивающих душевную щедрость Тимофея Максимовича. Родился Тимофей Белозеров 23 декабря 1929 года в глухом таежном крае, в селе Камыши Куртамышского района Курганской области. Может быть, именно память об этой небольшой деревушке да еще и о многих других, по которым пришлось скитаться в детстве и юности, надолго определила самое главное направление в его творчестве – это любовь к родному краю. Его судьба очень похожа на судьбу многих мальчишек, ставших позднее поэтами, которых можно отнести к «сиротскому поколению»: Юрия Кузнецова, Николая Рубцова. Тимофей Белозеров рано лишился матери, в войну не стало отца. Сам поэт писал: «Детство мое прошло в предгорьях Алтая и небольших городах Усть-Каменогорске и Лениногорске. Я хорошо помню бурные студеные реки, где мы, загорелые до черноты, ловили хариусов и гольянов, а вечерами, в студеной тишине, таскали из костра распаренные ароматные шишки. В детстве мне не везло: дважды я чуть не утонул; спускаясь с гор, ломал ноги, часто болел. Но все эти мелкие несчастья – ничто по сравнению с одним враз свалившимся несчастьем – несчастьем войны. Оставшись один, я был усыновлен чудесной женщиной - Марией Никитичной Терентьевой». И многие его поздние стихи несут в себе эту горькую память войны. Позднее он напишет стихотворение «За окошком – лик луны», которое потрясло поэта-фронтовика Сергея Баруздина.

За окошком – лик луны,
В красных отсветах войны,
Занесенные порошей
Ребра нашей городьбы
И с тяжелой, грозной ношей
Телеграфные столбы…

После окончания Старо-Карасукской семилетней школы началась самостоятельная взрослая жизнь Тимофея Белозерова. Ему пришлось быть и столяром на станции Калачинск, и рабочим по очистке железнодорожных путей, и лесозаготовителем по найму, и учеником художника. Тимофею очень хотелось учиться, но времена были трудные, а помогать некому. Поэтому он выбрал Омское речное училище, где хотя бы одевали и кормили. А возможно, это была судьба. Не случайно лучшие свои стихи он посвятил Иртышу, который стал поистине рекой его жизни. После окончания речного училища Белозеров работал мастером на судоремонтном заводе. И с тех пор никогда не покидал Прииртышья.
Писать Тимофей Белозеров начал поздно. Первая книга «На нашей реке» вышла лишь в 1957 году, когда поэту было уже 28 лет. Вспомним, что до этого времени не дожили многие поэты России. Но здесь, быть может, дело не столько в возрасте, сколько в поэтической судьбе, которая отвела Белозерову долгую жизнь в поэзии. Он был переполнен самыми различными жизненными впечатлениями, которые затем становились стихами. По признанию самого поэта, писал он «по наитию, без мучительного поиска единственно верного слова, точной рифмы, яркого поэтического образа».
Постепенно поэт стал учиться смотреть на вещи своими глазами. Когда в 1953 году он был на краевом совещании молодых литераторов с участием новосибирских поэтов Казимира Лисовского и Александра Смердова, его заметили. Позднее Белозеров вспоминал: «Не знаю почему, но мои стихи им понравились. А Смердов посоветовал мне написать книжку для детей о реке, о речниках, т.е. о том, что я уже знал, а главное – любил». И произошло чудо – все слова словно умылись в росе, стали точными и чистыми.
Один за другим в разных городах Союза стали выходить сборники стихов. Причем не только у нас, но и за рубежом. Некоторые его стихи стали даже песнями – «Полынь-трава», «Песня о Сибири». Их можно услышать в исполнении знаменитого Омского русского народного хора. Всю свою творческую жизнь Т.Белозеров педантично исповедовал заповедь Ю.Олеши: «Ни дня без строчки».
Если расспросить людей среднего возраста, то многие, вероятно, вспомнят, как приходил к ним в школу или приезжал в пионерский лагерь скромный улыбчивый человек, как читал негромким голосом стихи, загадывал загадки… Сам Тимофей Максимович очень ценил такие встречи, они давали ему заряд творческой энергии, убеждали в том, что поэта любят и знают его маленькие читатели. Поэт как-то признался: «Я исходил и изъездил свой край вдоль и поперек. Все мои книги о том, что я видел». А видеть ему довелось очень много. И обо всем этом он рассказал на страницах своих книг с прекрасными и нежными названиями: «Цветные голоса», «Волшебный посошок», «Зимушка-зима», «Смородиновый куст», «Жаворонок», «Подснежники», «Апрель», «Лебедушка».
Но как всякий настоящий поэт, Белозеров, естественно, искал самое нужное и самое точное слово. В книге «Искать свой секрет» поэт писал: «Литература властвует надо мной с малых лет. Сказки Андерсена и Толстого, стихи Некрасова и Пушкина… До сих пор помню запах типографской краски… Широкая русская печь, заваленная сырыми полушубками и валенками, а в руках моей сестры книга. Слушаю – и словно сам иду по лесу, вхожу в медвежью избушку, сажусь на мишуткин стульчик и ем похлебку. Жили мы в глухом таежном селе, лес был рядом, но он не был таким отчетливым, как в книге…
… Чем больше мы уходим от детства, тем больше становимся непосредственными. Впрочем, говорят, что в старости человек впадает в детство. Подожду – может быть удастся написать хорошую детскую книгу!».
По мнению многих критиков, писавших о Т.Белозерове в 50-60-е годы, он сумел заявить о себе уже в первых сборниках. Отмечали его способность всюду видеть красоту, говорить о высоком простыми словами, не заигрывая с читателем и не подделываясь под него. Это проявилось в таких книгах, как «Весна» (1958), «Лесной скрипач» (1960), «Гудки над рекой» (1961), «Лесные качели» (1963), «Таежный светофор» (1968).
Первый период творчества поэта внутренне неоднороден. Это время интенсивных исканий: от ученичества и подражания – к обретению собственной стилевой манеры, утверждение определенного круга жанровых и тематических предпочтений. Одну из своих любимых тем – «речную» - поэт определил для себя сразу, уже в первом сборнике «На нашей реке». С этой книги поэт начинает свою лирику природы.
Многие образы и мотивы, намеченные в первых сборниках, к середине 60-х годов обретают поистине художественную «плоть» и «кровь», многообразие вариантов воплощения. Поэт освобождается от подражания признанным в детской поэзии авторитетам, что наблюдалось в раннем творчестве и порой приводило к откровенной дидактике. Сборники 60-х годов: «Огородный Подрастай» (1962), «Таежный светофор» (1962), «Орешки» (1968) включают новые жанры, ориентированные на фольклорную традицию: скороговорки, считалки, небылицы. В лирике природы наблюдения поэта все больше проникаются бесконечным желанием приобщиться к ее вечным тайнам, постичь внутреннюю целесообразность всего сущего. Характерное для рубежа 50-60-х годов стихотворное повествование, эпически развернутое, благодаря внешней обстановке – вписать жизнь поля, реки, леса, неба в определенный сюжет производственной деятельности человека (строительство, освоение целины, космос) сменялись лаконичными пейзажными зарисовками.
Таким образом, к началу 70-х годов был определен тот жанрово-тематический диапазон, в котором наиболее полно отразилось своеобразие художественного мира Т.Белозерова.
И не случайно подлинный взлет поэзии Т.Белозерова приходится именно на 70-е годы, когда один за другим выходят сборники «Среди зеленого и синего» (1970), «Кладовая ветра» (1972), «Зимушка-зима» (1974), «Жаворонок» (1978), прозаические миниатюры «Комариный колобок» (1973), «Сладкая клюква» (1983). В многочисленных откликах на эти книги критики, словно сговорившись, писали о том, что поэт овладел какой-то поэтической тайной, что под обаяние его поэзии попадает читатель любого возраста. Помнится, как мама читала мне и брату в детстве стихи Белозерова. Они казались нам такими близкими и понятными, что думалось, и мы бы могли написать такие (а ведь именно в этом и заключается волшебство настоящей поэзии).
Большинство произведений Т.Белозерова, созданных в этот период, по-прежнему посвящено сибирской природе, детству, однако образ лирического героя усложнился. Пейзажные зарисовки с натуры дополнились философскими размышлениями о смысле жизни. Сложившаяся этическая система сделала взгляд поэта на мир более зорким и цельным, художественный почерк – более твердым, поэтическое слово – емким и красочным. В зрелый период своего творчества поэт приходит к той форме стиха, которую он считал для себя наиболее органичной. Поэтическая миниатюра была осознана им как наиболее подходящая для этого форма.
Тимофей Белозеров принадлежал к числу поэтов-шестидесятников, которые создали новое направление в детской поэзии – психологическую лирику. Он, как считали некоторые критики, как бы заполнил промежуток между очень детской и очень взрослой поэзией. Этим он отличается от таких детских поэтов, как С.Маршак, А.Барто, Л.Квитко. Но при всей незатейливости сюжетов, простоте и естественности языка, его стихи завораживают, становятся открытием некоей тайны.
Поэта всю жизнь привлекал отроческий возраст, когда ребенок еще исполнен безусловного доверия к жизни и природе. Когда он еще сохраняет изначальную чистоту нравственного чувства, но при этом уже способен очень многое понимать. Т.Белозеров стремился открыть поэзию в самой природе, точно так же, как когда-то это делал волшебник слова М.Пришвин. Ощущение гармоничности бытия, его целесообразности, безграничное доверие к первоначальному смыслу, растворенному во всем, что окружает человека, – характерная черта поэтического стиля поэта.
Кстати, своим учителем Тимофей Белозеров считал поэтессу Елену Благинину, которая пристально следила за развитием поэта и по мере возможностей всегда помогала ему. Вот что она писала о стихах Белозерова: «Стихи Белозерова хороши тем, что они натуральны, как все, что окружает автора. Они – ветер и солнце, птицы и звери, цветы и снег… В них нет ничего такого, что вызывало бы удивление: ах, как это он здорово закрутил! Зато они обладают редкой особенностью совершенно точно передавать настроение поэта, к чему бы он не прикоснулся – будь то пимы, которые ладит дед, или кузнец, подковывающий коня…».
Мир природы и мир человеческой души не противостоят друг другу, а как бы взаимоотражаются, взаимопроникают. В этой связи хотелось бы привести одну историю, которую поведал омский поэт Владимир Новиков в своей книге «Шел он по солнечной гриве». Однажды Тимофей Белозеров отправился в Псковскую область, чтобы осуществить свою давнюю и сокровенную мечту: поклониться праху Пушкина. Из поездки он привез семена ели, под которой любил отдыхать Пушкин. Из этих семян на даче у В.Новикова выросла елочка. Вот как описывает В.Новиков встречу Белозерова с этим деревом: «Встреча поэта с ней была похожа на встречу взрослого человека с малым дитем. Радостный смех вырвался у него при виде маленького, ростом до колен, нежного существа. Ласково дотронулся он до макушки елочки, улыбка долго светилась на его лице, пока мы бродили по даче, угощаясь малиной».
Т.Белозеров созерцает, любуется, фиксирует свои наблюдения, не стремясь вскрыть в них тайну, а как бы только указывая на ее вечное присутствие, оставляя тем самым простор для работы воображения и мысли юного читателя. При этом поэт не торопит ребенка, не учит, а доверяет его способностям услышать недоговоренное, сердцем откликнуться на переживание, узреть нравственный смысл.
Иван Яган писал в одной из своих рецензий: «Представляю ту огромную территорию, на которой разойдутся книжки нашего земляка, вижу тысячи малышей, слушающих и читающих эти стихи. И радуюсь: много полезного и интересного узнают дети». А критик Е.Беленький, оценивая творчество Белозерова, отмечал, что «это серьезный и полезный труд поэта-педагога в меру своего дарования помогающего духовно «встать на ноги» большой массе маленьких читателей».
Т.Белозеров беседует с ребятами как взрослый человек. Однако сам он по-детски влюблен в окружающий мир и стремится передать эту любовь своим читателям. Поэт наделил этот мир добротой и гуманностью, лаской и дружелюбием. Ребенку туда входить не страшно: всегда найдутся добрые друзья и всегда они помогут, как помогают тоненькому ростку гороха окружающие растения. Об этом он скажет в стихотворении «Горох»:

- За меня цепляйся, друг! –
Предложил гороху лук.
- Мы старинная родня, -
Боб промолвил строгий,
- Опирайся на меня,
Братец тонконогий!
- От подсолнуха привет.
За меня держись, сосед.

Поэт учит ребенка доброте, внимательности, готовности прийти любому на помощь.
Отличительная черта дарования Т.Белозерова – наблюдательность. Даже в самой обычной вещи поэт умеет открыть нечто интересное, заманчивое, увлекательное. Он раскрывает перед ребенком красоту мира. Таковы его стихи «Таежный светофор», «На радуге», «В жаркий полдень». Неистощимая фантазия, гибкая изобретательность позволяет поэту показать знакомый мир в новом свете, увидеть необычное в обыденном. Для детей он придумал страну сосулек, цветные голоса:

Вот чудеса! Лишь зажмурю глаза –
Вижу, как в зеркале, все голоса!..
Вижу я серые крики ворон,
Желтый и красный домашний трезвон…
Вижу на лестнице скрип деревянный,
Голос сестренки с мороза румяный.

Раскрыть для ребенка тайны и загадки природы, ее красоту, сделать это просто и тонко – дело очень и очень трудное. Белозеров это делать умеет. Он учит своих юных друзей видеть мир поэтически. В своих стихах он щедро расстилает перед детьми огромный, праздничный и вечно обновляющийся мир поэзии. Это происходит даже тогда, когда он вводит ребенка в реальный мир современного человека, в мир подлинных вещей и предметов, где живут реальные люди.
В стране Детства невозможно без чуда. И поэт населяет свои книги добрыми и сказочными существами. Это Огородный Подрастай, Лесной Плакунчик, Дворовичок. Как и реальные герои, эти маленькие добрые колдуны занимаются простыми делами. Подрастай помогает овощам и плодам наливаться спелым соком; Плакунчик утешает ребят и зверят, которые попали в беду; Дворовичок наводит порядок на городских улицах. В пределах одного, как правило, очень короткого стихотворения, автор ведет своего читателя к постижению всей глубины поэтической мысли и чувства. Для взрослого читателя в стихах Т.Белозерова открывается бесценная память детства, а для ребенка – возможность из детства сделать шаг навстречу новой жизни, подняться на новую ступеньку миросозерцания.
Особенностями эстетической позиции художника продиктованы свойства его поэзии. Цельность и ясность мировоззрения реализуется в особой правдивости его стихотворений, в реалистической точности и емкости деталей, образной специфике эпитетов, сравнений, метафор, в неожиданности композиционных решений, в ритмическом и интонационном разнообразии, выразительности звукового рисунка. В стихах Т.Белозерова при всей точности поэтической зарисовки всегда возникает второй план, глубокий подтекст. Достигается это, как правило, неожиданной концовкой, выразительно-изобрази-тельными свойствами языка (назовем такие стихотворения, как «Утро бакенщика», «Старинные часы» и др.). Неожиданный финал, проливающий иной свет на все предшествующее развитие сюжета, заставляет по-новому взглянуть на привычное явление и сместить интонационные акценты при повторном озвучивании таких произведений. Обобщение в конце стиха придает всему произведению глубокий смысл: ощущение хрупкости человеческой жизни и щемящей тоски по уходящему времени. Отсюда драматизм, который до недавних пор был редким гостем в детской поэзии. Рассказывая детям о красоте мира, поэт не скрывает от юных собеседников, что в жизни существует не только радость. Он не боится рассказать им о тоске старого человека, об одиночестве собаки, жестоко преданной хозяином. Его стихи отличаются четкой линией рисунка, акварельной ясностью красок. Мир в поэзии Т.Белозерова не только многоцветен, но и наполнен запахами и звуками. Здесь обилие желтого, зеленого, розового, золотистого, белого, алого и синего. Много солнца, тепла, света. В стихотворениях очень много побудительных и восклицательных предложений. Масштаб ситуации, отраженный в стихотворении, вряд ли можно назвать глобальным, скорее он частно-бытовой. Но эта бытийность настолько широко и глубоко обозревается и отражается, что из нее складывается огромная мозаика жизни природы. Художественная картина мира динамична, носит цельный характер. Ритмика, архитектоника, образность стихов идут от самой жизни, от фольклора, от ритма детских игр и песенок, от шорохов, шумов и громов природы.
Влюбленность в реальный мир, ощущение непреходящей и ни с чем несравнимой ценности всего живого безошибочно ориентирует поэта в выборе художественных средств. В этом смысле он является продолжателем лучших традиций русской поэзии: И.Сурикова, И.Никитина, И.Бунина, С.Есенина. Поэт влюблен в свой край, в родную природу. Об этом говорят даже названия стихов, по которым любой омич сможет догадаться, где происходят события: «Зачем я в Большие Уки к детям летал», «Люблю Иртыш в вечерние часы», «Речка Оша» и др. Не случайно поэт так много писал о сибирской природе, а один из критиков назвал Сибирь Т.Белозерова «певучей и нежной». Сказано очень точно и подтверждений в стихах поэта предостаточно:

Сколько солнца в горах и простора!
Так и хочется варежки снять
И к теплу. На плечо косогора
Деревеньку родную поднять…

У Белозерова есть простое и ласковое стихотворение «Новое лукошко»:

Берестень мой берестень,
Новое лукошко!
Вот приветливая тень, -
Посидим немножко.
Посидим да поглядим,
Как по дну овражка
Тихим облачком седым
Стелется ромашка.
Поглядим на дальний луг
С желтыми стогами.
Поглядим, как черный жук
Шевелит ногами.

Тимофей Белозеров очень любил осень и у него написано немало «осенних» стихов. Нам не дано предугадать, легко они писались или трудно. Сам поэт об этом никогда не говорил. Но как всякий настоящий поэт, Белозеров, естественно, искал самое нужное и самое точное слово. Владимир Новиков в своей книге «Шел он по солнечной гриве» вспоминает, что Тимофей Белозеров любил писать стихи осенью, подолгу ездил по берегам Иртыша, любуясь красотой «золотой поры»:

По алым перьям снегиря
Течет прохлада сентября.
В сухом бору дремота сосен.
Покоем веет из полей.
На юг уходит наша осень,
Держась за нитку журавлей.

Читая книги поэта, мы видим, что его интересовало не только настоящее сибирского края, но и его прошлое, начиная со времен присоединения Сибири к России. В стихотворении «Ермак» он пишет:

Шел Ермак с боевой дружиной,
Вороша вековую тишь.
И дружину его в пружину
Сжал широкий седой Иртыш.
Отразились в воде кольчуги,
Копья, шлемы, скуластость лиц,
И поплыли на север струги,
Словно стая тяжелых птиц.

В стихотворной легенде «Сказ о Ермаке» подчеркивается, что дружина отважного атамана совершила великое дело, позволившее преобразить дикий суровый край. Покоритель Сибири уходит в легенду, становится бессмертным, поселяется в водах Иртыша и оттуда присматривает за тем, все ли в порядке в мире.

Когда Иртыш
с весенним громом
Разбудит в пойме
тальники
Блестя кольчугой
и шеломом,
Ермак выходит из реки.
С мечом, не отданным
татарам,
С державной тяжестью щита
Обозревает с крутояра
Преображенные места.

В стихотворении «Город на Иртыше» рассказывается о том, как и с чего началось преобразование безлюдных просторов:

На пустынное место
Ступил человек.
Вытер лоб рукавом,
Сбросил легкую кладь.
Под руками – двуречье,
Простор! Благодать!
Застучал в сосняке
Головастый топор,
Опоясал избу
Островерхий забор.
И пошла по засекам
Упрямая весть:
Место городу есть!
Место крепости есть.

С годами на месте «изб, опоясанных островерхими заборами», вырастали крупные села и города, которые даже спустя столетия приковывают взоры своей красотой. В стихотворении «По Иртышу» поэт скажет:

И вдруг, словно в сказке,
Заполнилось небо,
Зажглось куполами
Тобольских церквей
С просторами звонниц,
Широких и узких,
Со стрелами башен,
Зубцами Кремля –
С извечных времен
Для татар и для русских
Святые места и родная земля.

В освоении Сибири много значили тракты, т.е. улучшенные грунтовые дороги с верстовыми столбами. Еще в конце ХVI века прокладывали таковые от Верхотурья до Тюмени, а позднее и до Тобольска. К началу ХХ века тракты соединяли города и крупнейшие села на территории нынешней Омской области. С появлением новых дорог движение на старых или на их отдельных участках уменьшилось, а то совсем прекратилось. Об этом рассказано в стихотворении «Забытая дорога». Ею уже не пользуются, по ней «там и тут одуванчики цветут». А когда-то по этой дороге мчались тройки, шли со скарбом погорельцы, вели в острог каторжан. Стихи Т.Белозерова о Сибири – неотъемлемая и значительная часть его творчества.
Конечно, в жизни Тимофея Белозерова бывали трудные дни. Обратимся опять к книге Владимира Новикова. Он пишет: «… пришли эти трудные дни – и всем стала заметной его мрачность. Поэт сутулился, часто курил». А причина этой грусти и тоски была в том, что литературная среда, в которой жил поэт, не стала его удовлетворять. Он стал искать выход. Съездил, попутешествовал и получил приглашение в Алма-Ату работать в известном журнале «Простор». И начал Белозеров «метаться». Многие советовали ему «рвать когти из болота», другие говорили, чтобы он остался. Может быть, это было испытание судьбою на истинный патриотизм Белозерова».
Особая судьба у книг «Журавкин праздник» (1980). «Подснежники» (1982), «Апрель» (1983), «Лебедушка» (1986). Стоит обратить внимание на название книг. Они очень светлые и по-весеннему теплые. Поэт словно предчувствовал свою смерть, может быть, именно поэтому они стали своеобразными итогами творческой деятельности художника. Сборник «Лебедушка» - последний сборник поэта. Он долго не мог выбрать между названиями «Лебедушка» и «Черемуха». Перелистаем стихотворения этого сборника. Какой-то пронзительной болью и одновременно сказкой поражают они. Одна из страниц «Лебедушки» особенно трудно преодолевается при чтении – прочитав эти строки, вновь и вновь возвращаешься к ним. Поэт в предчувствии своего ухода из жизни с величавой и сдержанной печалью говорит о том неминуемом, что с ним скоро произойдет:

На берегу, на рябину
Налюбуюсь и сгину.
Стану солнечным, воздушным,
Как над лесом океана,
Безмятежным и послушным
Дуновеньем ветерка, -
Стану тем же, чем в мире жил.
Чем на свете дорожил.

Но не безысходное чувство рождает это стихотворение. Вспоминаются почему-то строчки стихов А.Твардовского:

На дне моей жизни,
на самом донышке
Захочется мне
посидеть на солнышке,
На теплом пенушке.

И чтобы листва
красовалась палая
В наклонных лучах
недалекого вечера.
И пусть оно так,
что морока немалая –
Твой век целиком,
да об этом уж нечего.

15 февраля 1986 года перестало биться этого замечательного поэта. Прошли годы, а боль утраты не исчезла. Она так остра еще и потому, что светлые и жизнеутверждающие книги приходят к читателю, а самого Тимофея Максимовича нет. Но Омск не забыл своего выдающегося земляка. Не прошло и года со дня смерти поэта, как именем Тимофея Белозерова стала называться детская библиотека. А на улице Чокана Валиханова, 2, в доме, где жил и работал поэт, на стене установлена мемориальная доска с его горельефом работы скульптора Ф.Бугаенко. Именем Белозерова названа одна из улиц в Омске. А река его юности, могучая река, вспоившая поэта, течет через всю его писательскую судьбу, бережно качая яркие бакены, нарядные теплоходы и неутомимые баржи. Течет все более полноводно, все более уверенно.
Вышла замечательная книга воспоминаний о поэте «Шел он по солнечной гриве» (составитель В.Новиков). Рассказы, включенные в книгу, написаны тепло, с мягком юмором и огромным уважением к большому таланту нашего земляка. Читая и перечитывая стихи Т.Белозерова, понимаешь, что еще ни одно поколение вырастет на его замечательных произведениях. По ним будут постигать нашу Россию, красоту ее природы и человеческую доброту. На закате жизни, размышляя о пережитом, Тимофей Белозеров сказал:

Дай мне, мать-земля сырая,
Увидать, когда умру,
Уголок родного края
С деревушкой на ветру.

Омск - это город, в котором мы живем. Мы любим его и желаем ему хорошего будущего. Ведь это и наше будущее тоже. Мы хотим, чтобы этот город знали все и говорили о нем как о великом городе. Хотим, чтобы были хорошие дороги. Чтобы Омск стал снова городом-садом, самым зеленым в стране. С Днем рождения, любимый город! Мы поздравляем тебя с грядущим трехсотлетием. Ты наш самый родной город, потому что здесь проходят самые лучшие моменты нашей жизни. Так совпало, что у нашей гимназии в этом учебном году тоже 60-летний юбилей. Ведь её история тоже часть истории Омска.

6 «А» класс гимназии № 88, классный руководитель Ирина Куликова