Выдающийся организатор производства ракетно-космической техники

Крупный советский хозяйственник, директор Омского ПО «Полет» (1972 - 1988 гг.). Уроженец Украины, выпускник Казанского авиационного института (1956 г.), получил распределение в Омск. Прошел путь от мастера до руководителя завода. В бытность директором провел кардинальное техническое перевооружение производства, руководил освоением производства двигателей для МКС, космического челнока «Буран-Энергия», ракеты-носителя «Зенит», оборудования для навигационной системы «Глонасс». Коллектив предприятия насчитывал до 20 тысяч человек.

 

И сам горел, и факелом светил!

 

  С.С. Бовкун родился 26 мая 1932 г. в городе Часов Яр Артемовского р-на Сталинской (Донецкой) области. В 1941 г. вместе с родителями был эвакуирован в Нижний Тагил. В 1944 г. отца переводят в г. Первоуральск Свердловской области. Там Сергей Бовкун окончил школу в 1949 г. и поступил в Уральский политехнический институт. Проучившись год, уехал в Казань и поступил в Казанский авиационный институт. Окончил его в 1956 г. и поступил на Омский завод № 166. Работал мастером, нач. бригады по ремонту самолетов Ту-104, нач. цеха, зам. гл. инженера (1960–1969), гл. инженером (1969–1972). С 4 октября 1972 по 1975 г. – директор предприятия, а с 26 марта 1975 (31 января 1975-го Омский авиационный завод преобразуется в ПО «Полет»), – ген. директор объединения, в этой должности работал до 6 февраля 1988 г. Бовкун лауреат Государственной премии СССР (1978). Награжден орденами Октябрьской Революции (1974), Трудового Красного Знамени (1970), медалью «За трудовую доблесть» (1966). В Омске имя Бовкуна носит спортивный комплекс «Юность», на котором установлена мемориальная доска. Умер С.С. Бовкун 2 декабря 1991 г. в г. Шебекино Белгородской области.

 

  Сергей Степанович Бовкун отдал «Полету» все свои силы, без остатка. Его помнят, его делами восхищаются: при нем «Полет» становится уникальным предприятием ракетно-космической отрасли – единственным, которое одновременно серийно выпускало ракеты-носители, космические аппараты и ракетные двигатели. Слово – заслуженному ветерану завода Дмитрию Павловичу Горбунову.

 

С 1954 года я работал на Омском авиазаводе № 166 начальником отдела найма и увольнения (позже – отдел кадров). Запомнилось, как в 1956 году на завод пришла группа молодых специалистов, в числе которых был выпускник Казанского авиационного института Сергей Бовкун. Как было тогда принято, я повел их для знакомства к директору завода Борису Петровичу Еленевичу. Он лично распределял молодых специалистов по цехам и отделам. Большинство из них стали проситься в отделы. И только один-единственный Бовкун заявил, что хочет попробовать себя на «черновой» работе производственника, готов идти в любой цех хоть помощником мастера. Еленевич попросил этого смелого и уверенного в себе молодого человека задержаться. Сказал, что так и надо ориентироваться в жизни и в работе – начинать с «низов» и, набираясь опыта, подниматься выше. А потом Б.П. Еленевич сказал пророческую фразу: «Я в тебе вижу будущего директора завода!»

Много лет спустя мне как заместителю директора объединения выпало поздравлять Б.П. Еленевича с 70-летним юбилеем. Бывший директор к тому времени вышел на пенсию и жил в Киеве, где, помимо посещения юбилейных торжеств, предстояло договориться о приобретении самолета для заводского летно-транспортного отряда. На юбилее мы вспомнили давнюю историю о полетовских молодых специалистах: слова, сказанные Еленевичем в первый день появления Бокуна на заводе, сбылись!

Надо сказать, я работал на «Полете» 35 лет и «пережил» пять директоров. Среди них Сергей Степанович Бовкун, безусловно, выделялся – смелостью в идеях и поставленных целях, настойчивостью в их осуществлении, гибкостью в работе с персоналом и вышестоящими структурами. Он отличался технической грамотностью, смекалкой, организационными способностями. Умел прислушиваться к советам, если они были дельные. Был очень требовательным, иногда «срывал головы» подчиненным. Но справедливость в этом, конечно, соблюдал.

Сергей Степанович любил созидать, создавать новое. А уж если брался за стоящее, авторитетное дело – всегда доводил его до конца, не отступал. Это проявилось и в создании заводского подсобного хозяйства, и в многочисленных заводских стройках, и, особенно, в организации двигательного производства. Помню, как приехали в Омск сразу два министра: Дементьев (авиационная промышленность) и Афанасьев (ракетно-космическая отрасль). Дементьев всячески сопротивлялся отдать «Полету» пригородную Ильинку для проведения стендовых (огневых) испытаний. А мы на этом настаивали, потому что знали: проводить грандиозные двигательные испытания в густонаселенном городе – преступление перед народом!

Ильинка (Крутая Горка), как известно, славится крутыми спусками к Иртышу, глубокими оврагами. Такая местность позволяла проводить испытания двигателей РД-170, РД-171 для РН «Энергия» и «Зенит» почти бесшумно, не тревожа покой местных жителей. Первые огневые испытательные пуски на уникальном, не имеющем аналогов в мире стенде проходили в 1990 году уже без Бовкуна. Но и в них есть его заслуга: Сергей Степанович был увлечен созданием на «Полете» цикла двигательного производства. Он многое для этого сделал.

 

Как «Полет» сам себя накормил

 

С.С. Бовкун как молодой коммунист прислушивался к указаниям партийных органов: другого пути тогда не было. Когда по указанию нашего министерства мне (тогда – замдиректора по соцкультбыту) поручили организовать заводское подсобное хозяйство, поначалу помощи от директора… не было никакой! А ведь все предстояло сделать на пустом месте. Нас «наградили» участком, где когда-то был казахский аул. Там среди полуразвалившихся строений стояла землянка-засыпуха, в ней жили одинокие старик со старухой… Я был растерян, была мысль при таком отношении директора от всего этого отказаться… Но несколько позже Бовкун свою позицию объяснил: «Мне Манякин (первый секретарь Омского обкома партии) так сказал: «Ваше прямое дело – выпускать ракеты, наше дело – строить, растить хлеб!» Ничего не оставалось делать, как доложить о сложившейся ситуации на коллегии, сказать о том, что и секретарь обкома, и директор завода считают создание подсобного хозяйства делом ненужным… После этого я уехал из Москвы с серьезным внушением, мол, работать надо, как следует! Не успел приступить к своим обязанностям, а начальник областного управления сельского хозяйства уже ждет на машине у проходной: «Поехали получать землю!» Видимо, устроили Манякину из Москвы хорошую взбучку… И начали мы строить, уже с серьезной, всемерной помощью от руководства завода, с поддержкой от области. На стройку выделили людей, пошли техника, железобетонные конструкции, кирпич… Мы с нашим подсобным хозяйством быстро «вышли в люди»: стали самыми лучшими в области и вторыми, после Днепропетровска, по отрасли.

Заводское подсобное хозяйство в селе Лесное Нижнеомского района назвали «Юность». Бовкун им по праву гордился. На бывшем пустыре выросла целая деревня – с высаженными деревьями, палисадниками, единственной в районе 24-километровой асфальтированной дорогой. Коттеджи были рассчитаны на две семьи –20 домов! В деревне построили магазин, детский сад, школу, машинно-тракторную станцию, зерноток с хранилищем для зерна, котельную на четыре котла, высоковольтную линию с подстанцией. Пробурили две скважины, чтобы добывать воду. За три года все было сделано «под иголочку». Хозяйство полностью снабжало заводчан, в нем было два коровника на 1500 голов с телятником и котельной. Два свинарника с маточником, птичник, теплицы для выращивания овощей расположили в городе на заводской территории. Овощную базу оснастили 60-тонным холодильником. Заводчане были полностью обеспечены мясом, молоком, маслом. «Полет» в основном кормил себя сам, не требуя фондов от государства.

 

Хорошие идеи – в жизнь!

 

В 1977 году был введен в эксплуатацию спорткомплекс «Юность» с двумя плавательными бассейнами.  Его тоже строили фактически на пустом месте: у завода имелся только небольшой стадион, сооруженный во времена Я.В. Колупаева. Организовывались субботники, воскресники, в которых участвовали начальники цехов и отделов во главе с директором завода. Не удивительно, что спорткомплекс сегодня носит имя С.С. Бовкуна. Сергей Степанович сам неплохо играл в волейбол и активно привлекал к занятиям этим видом спорта своих коллег по производству. По инициативе Бовкуна при спорткомплексе была создана группа здоровья с участием начальников цехов и отделов, предцехкомов, секретарей парторганизаций, комсоргов заводских подразделений (так называемых «четырехугольников»). Сумела громко заявить о себе команда мастеров по хоккею с мячом: всего за три года ей удалось выйти в высшую лигу. Сергей Степанович взахлеб болел за эту команду. По этому поводу он даже освобождал своих подчиненных от оперативки: все ходили болеть на стадион! Пока Бовкун возглавлял «Полет» – команда играла и прославляла Омскую область в том числе на международной арене.

Бовкун заражался хорошими идеями и активно их продвигал, стремясь во всем выводить завод на первые позиции. Загорелся обустроить дом отдыха в Боровом – отправил меня «пробивать» землю в ЦК партии и Совмине Казахстана. Так и сказал: «Пока не пробьешь решение вопроса – не возвращайся!» На паях с нефтекомбинатом мы этот дом отдыха привели в порядок, построили новые корпуса и коттеджи. Таким же образом, на паях с москвичами был введен в строй великолепный пансионат в Крыму, в поселке Судак.

Благодаря усилиям, заинтересованному вниманию С.С. Бовкуна в социальной сфере многое удалось сделать. Директор поставил задачу, чтобы многотысячный коллектив завода мог пообедать в течение часа. На территории «О» действовала фабрика-кухня на 650 мест. Потом ввели в строй еще две фабрики-кухни на территориях «О» и «Г». Необходимое оборудование с трудом удалось «пробить» в Москве и Прибалтике.

Сергей Степанович с вниманием относился и к культурно-массовой работе. В каждом из цехов были свои певцы и танцоры, ежегодно проходил заводской смотр художественной самодеятельности. Директор на нем всегда присутствовал и развитие творчества поощрял, также как и спортивную работу. Все это делалось с тем, чтобы сохранить коллектив, привлечь молодежь на завод. Новички задерживались в цехах надолго в том числе потому, что знали: есть на «Полете» свой Дворец культуры, стадион, спорткомплекс, свои спортивные команды. Когда я накануне демобилизации вербовал для работы на заводе в военных частях солдат, обязательно им об этом рассказывал. Конечно, упоминал и о том, что у нас на «Полете» – девять(!) молодежных общежитий. Как видим, заботой С.С. Бовкуна было не только производство, но и быт, досуг заводчан. Таким образом директор строил свою кадровую политику – основу развития «Полета».

 

Записала Галина МАКАШЕНЕЦ

Мне кажется, Омск становится уникальной точкой между Европой и Азией. Здесь происходит масса культурных событий, которые не могут не радовать.
Народный артист России Денис Мацуев